Уроки датского

Фото Габи Фишер к рассказу "Мой приемный замок"

Курорт

В Курорте, что под Ленинградом, мы с сестрой, мамой и бабушкой проводили все лето, живя на даче для сотрудников санатория. Наша мама работала там начальником гидрометеорологической станции. По пятницам папа приезжал к нам на выходные из города, а уезжал в воскресенье на предпоследней электричке. В субботу и воскресенье, если позволяла погода, мы ходили с ним на разборной байдарке под парусом по Финскому заливу. Сначала, собрав лодку перед домом на поляне, мы катили ее на маленькой самодельной двухколесной тележке к реке. Затем спускали на воду за железнодорожным мостом напротив родника. Из него мы набирали в дорогу сладковатую на вкус, прозрачную ледяную воду. А потом гребли на веслах по тихой и живописной маленькой реке до залива, по тому ее рукаву, что огибал остров справа, где на левом ее берегу находился санаторий «Сестрорецкий Курорт». Течение было слабым, мы медленно проплывали мимо плакучих ив, белых и желтых кувшинок, следя за полетом стрекоз и слушая плеск рыбы в заводях. Причалив к берегу в устье реки, мы ставили мачту и, подняв паруса, ходили по заливу недалеко от берега. Байдарка «Салют» была переоснащена отцом в тримаран под парусом: два поплавка по обе стороны от корпуса лодки, мачта с гротом и стакселем и два навесных шверта. В то время наш парус был чуть ли не единственным на всем побережье от Сестрорецка до Зеленогорска. И, как только мы выходили на берег в спасательных жилетах, ветровках и в плавках, множество людей собиралось посмотреть на нас и на лодку, на ее такелаж и паруса. Мне всегда хотелось дойти до форта, который находился на расстоянии семи километров от берега и на котором находились фортификационные сооружения, заложенные еще в XVIII веке, но такое путешествие было рискованным из-за рыболовецких сетей, расставленных вдоль берега в заливе, и из-за плохой остойчивости тримарана. В любую минуту мог подуть сильный ветер и перевернуть лодку. Позже, когда у нас уже не было дачи в Курорте, и появилась парусно-моторная яхта «Ассоль», микро тонного класса с каютой на четыре спальных места, мы часто заходили на этот форт. Смотря с высоты крепостного вала в сторону Курорта, Комарово и Репино, мне хотелось снова оказаться там на пляже.

Санаторий

Главная аллея здравницы была вымощена каменной плиткой и вела от железнодорожной станции к главному корпусу. По обе стороны дорожки стояли скульптуры, похожие на те, что стоят в Летнем саду. Светлые двухэтажные жилые корпуса, столовая, бассейн, котельная и главный корпус, в котором находилась администрация, а отдыхающие проходили лечебные процедуры. Санаторий находился в сосновом бору на берегу моря. В начале июня в воздухе пахло молодыми маслятами, которые мы собирали в траве у дорожек, а во второй половине июля - начале августа, когда с моря дул сильный ветер, йодом и тростником. Осенью, уже после начала школьных занятий, мы, приезжая погостить из города, дышали спелой рябиной и желтой дубовой листвой. Но всегда воздух благоухал сосновой смолой. Лечебница славится кембрийской родниковой водой и голубой глиной.

...По обе стороны аллеи, ведущей к пляжу, которая обрамлена кустами шиповника и клумбами с цветами, расставлены массивные деревянно-чугунные скамейки. Отдыхающие, местные, а также туристы идут по ней к морю. И каждый набирает из источника целебную воду во флягу, бутылку, бидон или пьет ее, леденящую губы и горло, прямо из «крантика». В лечебном корпусе дают подогретую воду, но вход туда нам, мальчишкам, закрыт. В кинотеатре по вечерам показывают зарубежные фильмы, и мы плачем над горестями «Зиты и Гиты» или если умирает «Грибной человек»...

Когда поспевала малина, мы ходили по ягоды. Пересекая Приморское или Выборгское шоссе, шли маршем километра четыре и погружались с головой в дикие километровые малинники.

...У каждого из нас к бедрам привязано веревкой маленькое ведерко и есть два больших эмалированных ведра на всех. Я осторожно пересыпаю содержимое своего, доверху наполненного свежей и пахучей ягодой, в одно из общих...

Один или два раза выбирались за клюквой и морошкой на болото. Теперь всякий раз, когда кто-нибудь из нас едет в Петербург, то обязательно привозит оттуда «Клюкву в сахаре», а во время рождественских базаров мы запасаемся морошковым ликером из Финляндии.

Остров

У нас на даче была своя детская компания, состоящая из детей работников санатория и частных съемщиков жилья на каникулы. Командовал отрядом Саша-большой, сын оператора киностудии «Ленфильм», снявшего «Белое солнце пустыни». Его семья занимала маленький сарайчик на краю огромной лужайки, на которой была расположена дача сотрудников санатория. И мне было немного стыдно, что я жил в двухэтажном деревянном особняке, у нас пол-этажа, большая комната и кладовка, в которой папа хранил паруса, в ней даже можно было спать, и настоящая кухня. А у них вот сарайчик, едва ли больше, чем три кровати, поместившиеся в него. Я мечтал найти пистолет, что было вполне реально, ведь в Карелии проходили бои и в Советско-Финскую войну, и в Великую Отечественную, а в наше время на острове находился военный полигон. На нем проводились учения, и мы откапывали в песке стреляные гильзы, патроны с порохом и пулями или даже находили осколки снарядов и гранат. Мы перебирались на остров вброд в тайном месте, ведь он был запретной зоной. На острове стояли несколько железобетонных дзотов, и было много колючей проволоки. В них мы играли в войну. Сначала откапывали засыпанную песком входную железную дверь и проникали в дзот, а после вели долгие и кровопролитные бои, расстреливая фашистов из их же пулеметов, поднося к столам патроны и унося с поля боя раненых. До сих пор помню запах смазки, холод подземелья, нары, узкие амбразуры, крутящиеся сиденья пулеметчиков вместе с пустыми станинами, на которых когда-то были установлены пулеметы. Дзоты находились в полной боевой готовности.

03.10.2012

Уроки датского

Неделю школьных каникул мы решили провести на берегу Балтийского моря в Дании. Поскольку это время пришлось не на разгар сезона, был конец марта, нам удалось в последнюю минуту снять хороший, недавно отремонтированный дом с новой мебелью и камином, к тому же недорого. Через пять часов неторопливой езды по автомагистрали мы добрались до нашего домика в почти безлюдном приморском дачном поселке.

Всю неделю на побережье простояла отличная, солнечная погода, с температурой воздуха 14-18 градусов тепла. Мы объездили близлежащие города, осматривая достопримечательности, посетили музеи, побывали в зоопарке и бассейне. Многие парки развлечений, особенно те, что находятся под открытым небом или с водными аттракционами, были закрыты или же в них пускали по сниженным ценам, например, в зоопарк Оденсе или в музей «Старый город» в Орхусе. В свободные от поездок дни, гуляя по песчаным пляжам, рисовали картины на песке, бросали в море плоские камешки, соревнуясь в количестве «блинчиков» и дышали морским воздухом. Придя домой на обед, разжигали барбекю, а вечером, отдыхая у камина, проводили время за игрой в бридж, просматривая недавно отснятые нами фотографии или поглощали какие-нибудь телевизионные передачи. Мобильный скоростной интернет и многочисленные открытые точки доступа Wi-Fi, даже в бассейне, не позволили нам вовсе забыть об оставленных дома делах. Но все же к концу четвертого дня пребывания, когда ребенок уже спал в своей комнате, я почувствовал, что нахожусь на отдыхе. Наслаждаясь тишиной, мы сидели вдвоем и слушали, как потрескивают топливные брикеты в камине, разговаривали, неторопливо пили из бокалов итальянское белое вино и темный ячменный Туборг. А еще через три дня надо было возвращаться домой. Дания провожала нас дождем и снегом, а по приезде мне даже пришлось работать в воскресенье. Туристическое агентство посчитало коммунальные расходы, и я, спустя две недели, получил остаток залога на банковский счёт.

Два события, никак друг с другом не связанные, произошедшие во время отпуска как будто случайно, не дают мне покоя до сих пор.

«Данни Ловински»

В понедельник мы с нетерпением ждали первую серию нового сезона «Данни Ловински», телесериала, удостоенного немецкой телевизионной премии 2010 года. В этих немного саркастичных, напичканных кельнским юмором и всегда веселых повествованиях, речь шла о мелких гражданских судебных делах, которые один за другим выигрывала «дешевый» адвокат Данни, работающая с секундомером за один евро в минуту за складным столиком в переходе торгового пассажа. Смотрели все вместе, и для ребенка это была премьера. В этой серии, впервые за весь телесериал, убили человека. Отец семейства, по собственной халатности попавший в аварию, недавно проиграл судебный процесс против страховой компании, которая отказалась оплатить медицинские расходы на его лечение. Сбережений у него не было, и тем самым он разорил свою семью. У героя остался единственный выход, а именно ограбить банк. Но в перестрелке с полицией он был смертельно ранен. Серия заканчивается тем, что Данни стоит на коленях на асфальте перед банком, и, поддерживая голову умирающего, боковым зрением видит в его руке муляж пистолета. К сожалению, бедняга не учел того, что не только Данни сможет раскрыть его замысел, но и, возможно, другие. Он намеревался, инсценируя нападение на банк, заставить страховую компанию выплатить деньги по полису страхования жизни его семье в случае насильственной смерти, для чего и пошел на заведомое самоубийство.

…Серия нас всех потрясла. Сын долго не может заснуть и жалуется на боль в животе. Он очень переживает за убитого, но ничего толком сказать не может. Чтобы хоть как-то успокоить его, пытаюсь объяснить, что и почему произошло. Следует бурная реакция: «Папа, меня сейчас вырвет!», и я вновь успокаиваю, объясняю, уже другими словами. Его огромные темно-карие глаза, кажется, меня не видят. Мальчик содрогается в плаче в моих объятиях, я слышу стук его сердца, вижу катящуюся со лба каплю пота, вытирая слезы с его щек, прижимаю к себе. Мы стоим там, на холодном деревянном полу ванной комнаты, и время как будто остановилось. Не вырвало.

Музей

В пятницу мы посетили музей современного искусства ARoS в Орхусе, втором по величине городе Дании. Ребёнок уже больше года интересуется современным искусством и побывал в различных музеях Ганновера, Штутгарта, Страсбурга и Пальмы-де-Майорка. В музей, построенный в форме куба, вела от тротуара к входу, диагонально вверх, широкая и длинная лестница. По ней мы вошли на четвертый этаж. Там располагались уютное современное кафе и билетные кассы, сувенирный магазин, а также гардероб и туалеты. Светлый холл, залитый солнечным светом, казалось, не имел границ. Посетители музея, в основном родители с детьми или школьники с учителями, свободно ходили по нему, никаких ограничений на вход в залы не было. На лифте мы поднялись на восьмой этаж и по специальной лестнице, минуя выход на плоскую смотровую крышу, вошли в «Твою радужную панораму». Посетители гуляли, а точнее сказать, парили над городом в застекленном туннеле. Этот туннель располагался над смотровой площадкой мезея-куба на тонких железных стойках и был выполнен в форме шайбы, шириной метра три, вписанной в квадрат плоской крыши. Разноцветные стекла панорамы меняли цвет, следуя цветам радуги, и весь мир становился нереальным и волшебным: дома, машины, железнодорожный вокзал, порт, море, одежда и даже оттенок кожи. Затем мы осмотрели экспозицию музея, находясь в радостном и приподнятом настроении.

«Золотой век датской живописи» был красив и узнаваем, и сын свободно фотографировал все картины и скульптуры. На шестом этаже находилась выставка современного искусства. В одном из залов стояла девочка лет шести в платьице. На голове у нее был надет пакет с проделанными в нем отверстиями для глаз. За спиной в руках она держала топор. Девочка была как живая. Сын надолго застрял у стены, на которую проецировался мультфильм, рассказывающий о том, что происходит в многоквартирном доме. Люди, обозначенные линиями и кружками, встречали или провожали гостей, ругались между собой или занимались сексом. Потом он смотрел видео, собранное из кусочков художественных классических фильмов. Там непрерывно происходили наводнения, извержения вулканов, землетрясения, поезда сходили с рельс и воспламенялись, взрывались мосты и падали в пропасть машины. Рядом с этим шел другой фильм со сценами из голливудских фильмов 30-70-х годов. Один за другим мужчины били или отталкивали женщин, а потом и женщины били мужчин по щекам, по груди, со слезами отталкивая их от себя. Мужчины, один за другим стрелявшие в женщин, чередовались женщинами, стреляющими из маленьких дамских пистолетов в мужчин. Поняв, наконец, что ребенку уже хватит на все это смотреть и ночью может повториться ситуация с «Данни», я попытался выдворить его с выставки, а сам пробежался все же по залам до конца, увидев еще очень много удивительного...

Из остальной экспозиции на нас произвела сильное впечатление мультимедийная выставка «Лицо» американского художника Тони Орслера, под которую был отведен весь подвальный этаж, с множеством смотрящих на посетителей глаз и рассказывающих какие-то истории губ и попрощавшейся лично с ним, как показалось сыну, «женщиной» из инсталляции «Виновен». Огромный «Мальчик» Рона Мюкса, эмблема и символ музея, напугал и поразил нас взрослых своей реальностью и размерами, а вот сына почему-то оставил равнодушным.

Мой мальчик

Реакция ребёнка на взрослый мир с насилием и катастрофами после посещения музея не была такой сильной, как после «Данни Ловински». Мне пришлось гораздо меньше объяснять и успокаивать его, хотя картины дня так же не давали ему уснуть. Музей оказался очень хорошим, с экспозицией, подобранной с расчетом, как на детей, так и на взрослых. Мы никуда не торопились. У нас хватило времени спокойно походить по ARoS, обсудить, отдохнуть и перекусить там, а потом прогуляться по красивому городу. Происходило ли такое с сыном раньше? Мне потом рассказывали, ведь большую часть времени он живет не со мной, что впервые ребенок долго не мог уснуть после того, как увидел смерть Седрика Диггори в одном из фильмов о Гарри Поттере. Мальчику было тогда едва ли семь лет. В Дании он был уже восьмилетним, когда увидел не сказочное, а убийство в близкой к реальности телевизионной истории. Последний случай произошел с ним совсем недавно, после просмотра телесериала о Шерлоке Холмсе, перед тем, как я забрал его к себе на выходные. Классика советского кинематографа, на которой мы все выросли, не пошла ему впрок, и вновь стало плохо. Мы не спали полночи, и снова нужно было как-то это все пережить. На этот раз он уже смог рассказать, что убийца стоял за спиной у жертвы, дверь в комнату была заперта изнутри, а когда в нее вошли, то по полу разливалась лужа свежей крови. При этом он повторял: «Папа, как это было омерзительно…» Кто-то сказал о датчанах, что они самые счастливые люди на земле. Без запретов и ограничений они показывают и объясняют своим детям такое новое, будоражащее и вызывающее искусство. Были ли представлены экспонаты, связанные с убийством, в музее? Кажется, не были, а значит, границы есть, хотя и не видны на первый взгляд. Может быть, поэтому мой ребенок смог вполне спокойно заснуть после посещения ARoS, а после просмотра «Данни» только с огромным трудом. Не знаю, как девочка с топором, но Мателлева парочка, попавшая под рояль, с размозженными головами, с пронзенными, проколотыми, искалеченными телами, а все-таки идущая, держась за руки, несмотря ни на что, вопреки смерти, кажется мне теперь жизнеутверждающим символом.

2012

Сновидение

Утреннее небо, безоблачное и бледно-голубое в вышине, у поверхности земли превращалось в серо-желтое марево, окутывающее каменные дома, кирпичные минареты небольшого города, а также башенные краны и контейнерные блоки грузового порта. Это марево размывало очертания прибрежных гор, нависших над морем, расстилаясь над водой непроницаемым туманом. По сырому и холодному песчаному пляжу к морю бежал мальчик лет десяти, в котором он узнал сына: большие карие глаза, русые, коротко стриженые волосы, открытый лоб, красивая шея, стройные ноги. На мальчике были красные плавки и легкие сандалии, а на груди болтался православный крест на длинной тонкой серебряной цепочке. Его мать в розовых летних брюках и легкой майке стояла неподалеку и настоятельно просила его не лезть в воду. Инстинктивно глотнув воздуха, он медленно направился к воде, глядя прямо перед собой и никого вокруг не замечая. Море удивило его своей теплотой, он погружался в него, не останавливаясь, пока не пропало дно, потом поплыл. Через некоторое время, придя в себя, он повернул к берегу, но вскоре понял, что течение несет его в открытое море. Никто не мог прийти ему на помощь, никто не видел его с берега. Когда силы оставили его, он начал тонуть. Перед тем, как над его головой сомкнулась вода, он успел сделать последний вдох, и течение потянуло его тело вниз.

Младший сын

В школу я ездил на велосипеде. Остановился перед красным светофором, не слезая с седла, и держался одной рукой за столб, а ногой нажимал на задний тормоз и ждал. Еще до того как светофор переключился на зеленый, (я знал, что желтого не будет), надавил на педаль, оттолкнулся от столба и оказался на проезжей части в тот самый момент, когда загорелся зеленый. Классно ведь, папа? По английскому – тринадцать пунктов из двадцати. Со старшим братом мне не удалось позаниматься на этой неделе. У него, наверное, не было времени, и в Скайп он не заходил, хоть мы и договаривались. Но на следующей неделе у нас точно получится! Мама привезла меня на центральный автовокзал. Мы уезжали с хором за город на выходные, репетировать мюзикл. Я взял свой чемодан и покатил его к автобусу. Там со всеми поздоровался, пробираясь сквозь толпу хористов и провожающих их родителей. «Привет, Лиза!» Я вбежал в автобус по лестнице и обрадовался, увидев своих мальчишек. Они держали для меня свободное место, даже целых два, напротив центрального выхода. Папа пришел, и я выскочил из автобуса, мы обнялись и постояли так какое-то время. Потом я ему немного рассказал о себе, а он, наверное, расстроился из-за английского. Мы отъезжали. Я махал ему из окна рукой, а он мне в ответ. «И я тебя, очень…»

Бывшая жена

На велосипеде с работы, наскоро обед, сборы чемодана. Звонил бывший муж. Что он хотел? «Нет, я сама его отвезу к автобусу. Ты можешь приехать на вокзал, если хочешь». Сын давних друзей прислал смс: «Привет, я проездом. Могу заскочить ненадолго». К сожалению, не получится, я занята. Соединила их с бывшим мужем по телефону, пусть встретятся и поговорят. Хочется курить, машина припаркована в неположенном месте. «Так, я поехала. Ты помашешь ему? Пока».

Крестник

Двадцати одного года от роду, ростом около метра девяносто, красивый юноша, в летней майке, джинсах и удобной походной обуви, возвращался из командировки домой. Аккуратная стрижка, небольшая бородка, обрамляющая открытое умное лицо с едва уловимыми азиатскими чертами, большие карие глаза. Шестьдесят аспирантов физиков-ядерщиков от 21 до 30 лет, среди которых было около десяти девушек, слушали лекции по теории частиц и квантовой механике. Теоретики, практики и приборостроители имели разный уровень подготовки, но материал был преподнесен так, что все почти всё понимали. Проживали аспиранты в мужском католическом монастыре. В свободное от занятий время они плавали в озере, загорали на деревянных мостках и однажды рассуждали о боге и науке со священником. Этот диспут начался в восемь вечера и закончился в два часа ночи. Но с рассветом зазвонили колокола, собирая монахов на утренний молебен, и разбудили студентов, как всегда, раньше времени. Монахи – немолодые, с обязательным средним или высшим образованием, содержали ферму по разведению крупного рогатого скота, 4-звёздочный отель и выращивали яблоки. Пока мы разговаривали, шеф прислал смс: «Можешь приехать в Церн через неделю?». Поеду, раз нужно. На этих выходных успею походить под парусом. Повезло, что ни разу не пропустил занятия в яхт-клубе, а вот теннисные курсы полностью пропали из-за этих командировок. Пока жил в Москве, мама постоянно звонила, если поздно возвращался из университета домой, а теперь раз в неделю, и то не каждую. Снова зовет в гости, но в Москву не хочу, пусть лучше все ко мне едут. «Ты выглядишь очень усталым. Приезжай, отдохнешь у меня дня два, ничего не делая». С отцом почти нет контакта. Он не только с тобой прекратил всякое общение. «…А как я о нем беспокоюсь», – подумал юноша.

Гостья

Миловидная дама средних лет, с черными, как смоль, короткими волосами приехала из России погостить у дочери. В Германии мне холодно и нужно постоянно чем-то греться. Воздух тут чистый, выхлопа нет. Пила в музее капучино, и было вкусно. Старички тут ходят в кафе парами, как хорошо выглядят, как чисто и красиво одеты. У нас это могут себе позволить только молодые. Медицинское обслуживание тоже – только по блату. Если бы не друг, который устроил меня в свою больницу, где все проверили и подобрали правильные лекарства. Пролежала там две недели с диагнозом прединфарктная стенокардия, потому что «за два часа до нового года» осталась без работы. Новый мэр выгнал на улицу весь старый аппарат городской гостиницы и заменил на «своих» 28 декабря. Устроилась горничной в маленьком частном отеле, на бирже труда подыскивают мне работу. Недавно послали трудоустраиваться на фирму, а та оказалась «лохотроном». Веселая страна. Продолжительность жизни мужчин – пятьдесят семь лет, а пенсия в шестьдесят. Знакомый полковник в отставке шутит, что он уже двенадцать лет, как обманывает государство. Утром шел дождь, и мы поехали в музей современного искусства. Экспонаты там такие, что я постоянно задавала себе вопрос: «А что они курили?»

Она и Он

Мама приехала в гости. Днем я с ней, а работать начинаю после 20 часов вечера, когда она читает в своей комнате или спит. В первые два дня мы обошли с ней все магазины и купили для нее одежду. Подтверждение поездки в Париж из турбюро еще не пришло. Надо им завтра будет позвонить. Болит рука и живот. Деньги теперь снимаю в банкомате так же часто, как и ты. Почему я так редко вижу тебя?

Находясь под водой, он заметил где-то неподалеку пульсирующий слабый свет. Возможно, течение проносило его мимо буя. Пальцами правой руки он почувствовал якорную цепь. Ухватившись за нее обеими руками, из последних сил пошел по ней вверх. Вынырнув из воды, он поймал нетвердыми руками железные поручни, и, вдоволь надышавшись, смог, наконец, забраться на ржавое, скользкое от зеленых водорослей, заросшее ими по ватерлинию, спасительное чудовище. Очнулся ото сна с вопросом: «Неужели и этого ребенка у него отобрали?» Музей Шпренгеля поразил его сегодня обилием выставленных работ Ники де Сен-Фалль и калейдоскопом цветных картин Энди Уорхола, Миро, Пикассо, Кандинского и Макса Эрнста. Его младший сын уехал на выходные с хором, он встречался с крестником в привокзальном кафе. Он сильно устал за последние дни. Лежа в кровати перед сном, он пытался осмыслить события этого нелегкого дня. Она тихо плакала рядом с ним, наверное, из-за стресса и переживаний за всех нас. Он попробовал успокоить ее, но потом повернулся на правый бок и заснул.

29.09.2013

Тонкий лист бумаги

Медово-круассановый девятилетний мальчик и его часто без причины по любому поводу переживающий папа спешили на шахматные соревнования. Они ехали на своей старой машине по скоростной дороге, которая вела снизу вверх через всю страну к холодному морю. За окном светило осеннее солнце, его мирные лучи ласкали недавно убранные поля. Радовали глаз сине-черные перелески, и на холмах мягко вращали своими крыльями ветрогенераторы. Им почти не попадались встречные машины, потому что все нормальные люди воскресным утром отдыхают дома, а не путешествуют. Поездка по автобану не могла его успокоить. Беспокойство проявлялось в нервозности жестов, отрывочности мыслей и частых вопрошающих взглядах в зеркало заднего вида на сына, который всегда приветливо улыбался ему в ответ, отрываясь от чтения книги или от игры на смартфоне. Предстоящее всегда сильно давило отцу на психику.

После регистрации участников у них оставалось, по меньшей мере, еще полчаса до начала первой партии. Они съели в школьном кафе по половинке белой булочки с нутеллой. Затем поздоровались с множеством знакомых: с детьми, родителями, тренерами, кураторами и устроителями. Потом сын побежал со своими приятелями осматривать принимающую соревнования школу и искать тот класс, в котором они сегодня будут играть целый день. Отец улыбнулся, когда услышал, как старшие дети говорили друг другу, показывая на его ребенка: «Вон, смотри, это же наш Зелененький!». Во время земельных соревнований, проходивших этой весной и длившихся целую неделю, на его сыне была ярко-зеленая куртка.

«Hungry Shark»

Я - очень голодная акула. С легкостью съев несколько черепах, дюжину морских коньков, не сопротивлявшихся пловцов и даже рыболова, я понял, что против меня играет новичок без рейтинга. Тем не менее, он придумал контратаку и вывел свою подводную лодку, которая меня изрядно погоняла, но я собрал уже предостаточно сокровищ и, превратившись на восьмой линии в большую белую акулу, расправился с ним. В начале соревнований мне обычно везет и попадется легкая добыча. Первое очко в зачете!

Только однажды отцу удалось во время очередного турнира сделать что-то полезное для самого себя. Он довольно успешно откорректировал страницы своего веб-сайта, сидя в комнате отдыха, где вокруг него было полно ожидающего, сопровождающего народу. На обратном пути он попытался объяснить сыну, чем особенно ему понравился тот день. Он начал свой рассказ издалека, подбирая выражения.

«Temple Run»

Жаркое солнце раскалило пустыню, где стоял некогда огромный и роскошный, а теперь покинутый людьми дворец. Я превратился в молодого персидского принца, который боролся со страшными демоническими обезьянами. Они доминировали, были очень хитры и прекрасно организованы. Я убегал от них то влево, то вправо, перепрыгивая через препятствия или скользя по ним, стараясь не заступить за границу, и собирал золотые монеты и набирал очки. Бег был моим единственным спасением. Обессиленный после двадцати минут преследования, я не справился со своим телом и упал с дворцовой стены в бездонную пропасть.

Бывают родители, которые отправляют своих маленьких детей на соревнования под присмотром представителей клуба. Они или очень бедные или им все равно, чем занимается этот их ребенок. Когда ему станет неинтересно, он сам прекратит ходить на занятия, а если привезет домой кубок, то поставит его на книжную полку в своей комнате. В квартире матери или отца.

«Clash of Clans»

Этот противник был слаб. Он не мог противостоять мне, основателю сильного клана, строителю большой, хорошо защищенной, процветающей деревни, опытному и элитарному военачальнику. Я в походной военной форме, со шлемом на голове и мечом в руке. В предрассветной тиши, когда его деревня спала, я начал атаковать. Мои военные волшебники, толпы варваров, кобольды и драконы двинулись в бой. Волшебники разбили защитную стену, драконы обезвредили сторожевые башни, а варвары и кобольды обошли стороной главные укрепления противника и бросились к складам с темным эликсиром. Я пожертвовал лишь одним драконом, чтобы отвлечь внимание противника и вскоре выиграл сражение. Победа не дала большого удовлетворения, но я забрал накопленный им эликсир и разрушил его деревню. Важное второе очко было получено.

Есть родители, которые возят ребенка на соревнования, записывают и анализируют каждую сыгранную им партию. Они нацелены только на победу, полагая, что у них талантливый ребенок, который может и должен выиграть. Как-то мне пришлось услышать, как один папа говорил своему пятилетнему сыну: «Саша, если ты делаешь неверный ход, то тем самым причиняешь боль мне. Ты же не хочешь этого?»

«Звёздные войны - Войны клонов»

На коралловой луне Ругоза тойдарианский монарх Катунко ожидал прибытия мастера-джедая Йоды. Со мной всего три клона, но больше и не понадобится. Моей задачей было доказать правителю Тойдарии, что на Галактическую Республику можно положиться, она сильна и не подведет. Против меня бился целый батальон друидов, которым командовала Асажж Вентресс. Ее отец, граф Дуку, хотел склонить царя Катунко на сторону сепаратистов в случае ее победы. Мы бились против пехоты «роджер-роджер», их пулеметов и танков, против Асажж, сражающейся с помощью двух световых мечей и головы своего голограммного папы. Какие качества характера необходимы для победы над превосходящим силой врагом? Командный дух, ум, сообразительность и терпение. У нас были эти качества, и мы загнали ее в угол. Она не хотела или не могла больше играть и сдалась. Третье очко в кармане.

Есть родители, которые с помощью неординарного ребенка хотят выбраться из глубины своего жалкого существования на поверхность той жизни, что иначе бы прошла мимо них. Радость его побед и даже горечь поражений делают их счастливыми и значимыми в своих собственных глазах. Смысл жизни – в этом ребенке.

«Doodle Jump»

Я – Дудлер, желто-зеленое четвероногое существо, и моя цель – как можно выше подняться, не свалившись вниз, по бесконечной лестнице из платформ, появляющихся как будто из воздуха. Я балансировал на них, прыгая в нужном направлении. Мой противник отдавал мне их одну за другой, и я набирал призовые очки. Проведя успешную комбинацию на трамплине, я подготовился к решающему прыжку. Надев шляпу с пропеллером, я взлетел в воздух, но получил такой сильный толчок по корпусу, что тут же упал в пропасть. Это был монстр, которого я не заметил и вовремя не расстрелял. Я был так уверен в себе, что проглядел защитника. Выйдя из зала на улицу, я подошел к сидящему на скамейке в ожидании папе, уткнулся лицом в его ладони и заплакал. Слезы лились по моим щекам, а он успокаивал меня.

Футбол

В перерывах между партиями мы гоняли в футбол на школьном дворе. Мой давний соперник тоже играл. Во время игры я упал, и его старший брат пробежал по моей спине. Я встал и продолжил игру, пока нас не позвали на следующую партию. Там мы с младшим братом встретились за шахматной доской. Он был очень силен и самоуверен, преимущество было на его стороне, но он пропустил мою атаку и проиграл. Теперь у меня уже четыре очка.

Наверное, не существует тех или иных типов родителей. Все они проходят круги шахматного ада: беззаботное время учебы, счастливый этап первых побед, становление, период стресса от необходимости побеждать. Боюсь, пройдя период становления, ты вскоре перестанешь играть в шахматы. Между нами в тот день царила гармония. Каждый из нас занимался своим любимым делом, и мы были вместе. Ты непринужденно играл, а в перерывах бегал с мальчишками по улице. Поддерживая и опекая тебя, я успешно занимался своим делом. Не было ни этой нервозности, ни чувства безысходности от невозможности повлиять на ход событий.

«Гарри Поттер»

Турнир трех волшебников подходил к концу. Мы с Седриком Диггори одновременно схватились за заколдованный кубок и перенеслись из лабиринта, полного ловушек, на кладбище. Это была западня. Нас окружили Пожиратели Смерти, и вскоре Волан-де-Морт обрел свою былую силу. Он убил Седрика, мы дрались, «скрестив» волшебные палочки, делая ловкие выпады и комбинируя. Он был сильнее меня, и я был вынужден спасаться бегством. Эту партию я проиграл.

После того, как были розданы грамоты и кубки, отец бережно снял со стены турнирную таблицу, и положил этот тонкий лист бумаги вместе с грамотой сына в машину. Многие шахматисты уже разъехались по домам, но отец все еще ощущал присутствие высокого разума и интеллекта в пространстве и физических предметах вокруг себя. Он думал о том, сколько детей и взрослых смотрели на этот лист, сколько эмоций, мыслей, разочарований и надежд он впитал в себя и какой волшебной силой теперь обладал.

14.10.2013